if24.ru

3 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир
    Неважно что происходит. Важно как считают.Бедность пересчит...
  • Нина Шалева
    Нам в Союзе кололи всем прививки не спрашивая ни у кого. Миллионы избавились от туберкулеза, оспа, энцефалита...Вассерман одобрил...
  • галина
    Жадность бизнесменов безмерная. Никак не нажрутся и рынок тут ни причем.Агаларов заявил, ...

Израильские инновации в России

Израильские инновации в России

18 октября 1991 г. были восстановлены российско-израильские дипломатические отношения. За это время не только государства сблизились политически и экономически, но многие идеи из ближневосточной страны прочно вошли в нашу повседневную жизнь. 30-летний юбилей сотрудничества кажется хорошим поводом, чтобы вспомнить некоторые из них.

Ностальгический мессенджер Порой создается впечатление, что Facebook или WhatsApp появились в «первичном бульоне» одновременно с зарождением жизни на Земле, но пользователи рубежа «нулевых», вероятно, хорошо понят «аську» с ее характерным звуком приходящих сообщений. Разработчиками первого в современном понимании мессенджера стали четыре молодых израильских инноватора: Я. Голдфингер, С. Вигизер, А. Амир и А. Варди, которые, не получив выгодных предложений по работе, решили создать ее для себя самостоятельно и в 1996 г. основали стартап Mirabilis. Главным инвестором выступил отец одного из них, предприниматель Й. Варди. Уже в 1998 г. ICQ была продана американской AOL, но долгое время управлялась израильскими директорами, до 2012 г. сохраняя представительство в ближневосточной стране. Кроме того, «аська» имела собственную стратегию развития в Израиле, заключавшуюся в партнерских связях с местными новостными порталами Nana10 и Walla.

Несмотря на постепенную потерю израильской «идентичности», для государства этот стартап по-прежнему имеет большое значение по нескольким причинам. Во-первых, сделка между Mirabilis и AOL оказалась на тот момент самой крупной с участием местных высокотехнологичных кампаний: за свою идею разработчики получили рекордные $407 млн. Во-вторых, ICQ со сравнительно небольшими расходами на создание и раскрутку стала в масштабах страны ярчайшим примером роста т.н. «пузыря доткомов». В контексте российско-израильских отношений «аська» интересна тем, что ее итоговым (к настоящему моменту) приобретателем является Mail.Ru Group. Именно новые владельцы положили конец израильскому центру разработок, но дали старт возрождению пользовательского спроса на ICQ, сохранив при этом близкий к первоначальному интерфейс и, разумеется, звук входящих сообщений. Более того, архив сообщений доступен для тех, кто помнит данные своей старой учетной записи. Такая опция привлекает израильтян, желающих погрузиться в прошлое. А вот рост новых скачиваний объясняется изменениями политики конфиденциальности WhatsApp. Gett против «Яндекса» Еще одно (уже обыденное) российское явление родом из Израиля — приложение для заказа такси Gett. Идея создать нечто подобное появилась у Д. Вайзера, уроженца Москвы, в 1990-е гг. переехавшего в Израиль, в 2009 г. во время длительного ожидания машины, которая должна была доставить его в аэропорт после затянувшейся деловой встречи. В следующем году аппликация в тестовой версии на иврите начала с Тель-Авива свое распространение по Израилю, а уже в 2012 г. добралась до российской столицы. Суть бизнес-модели ее создатели объяснили устранением посредников, что, по их замыслу, должно позволить пассажирам получать более качественные услуги за короткое время, а водителям — увеличить свой доход. В качестве сверхзадачи Gett обозначил содействие сокращению пробок за счет снижения популярности личных автомобилей. Пропагандируя идею, Д. Вайзер сам пересел на такси. Важным аспектом работы Gett является расширение сети партнерских связей, что также имеет конечной целью оптимизацию ресурсов. В созданную израильтянами сеть вошли немецкий автоконцерн Volswagen и американские приложения для аренды автомобилей: сначала Juno, затем Lyft. В 2021 г. израильская компания подписала соглашение о стратегическом партнерстве с Citimobil, что позволило водителям последнего взять на себя обслуживание пассажиров Gett в сегменте «эконом». Данная сделка отразила определенные изменения в модели ведения бизнеса, в рамках которых Gett стремился сосредоточиться на том, чтобы развивать себя как ресурс, оптимизирующий процесс поиска и заказа такси, в то время как предоставлением услуг по перевозке должны заниматься партнеры. Вопреки мнению скептиков, подчеркивающих негативные тенденции, собственно, в Gett или на рынке в целом, такой поворот связан и с потенциалом, который компания открыла в области привлечения в организацию перевозок венчурного капитала. В контексте российско-израильских отношений основным конкурентом Gett является, разумеется, «Яндекс». Причем соперничество между ними идет сразу по нескольким направлениям. Первое — эффективность бизнес-моделей. Если Gett выступает за устранение посредников в цепочке заказа такси, «Яндекс», наоборот, делает ставку на таксопарки. Во-вторых, израильтяне стремятся поменять сам пакет услуг, делая такси более быстрым, понятным, безопасным и технологичным видом транспорта. По этой причине для Gett, особенно на родине идеи, большое значение имеет оснащение автомобилей и сами водители, при найме которых изначально приоритет отдавался молодым кандидатам. «Яндекс» развивает отдельную экосистему, включающую, помимо перевозок, карты и навигатор, которые работают на взаимное совершенствование друг друга. Важен и подход к пониманию такси в целом. Израильский стартап выходил с технологией к потребителям с целью совершить революцию. Побочным эффектом процесса стал рост конкуренции с классическими таксистами старшего поколения. Для страны, где водителями стали многие репатрианты, не сумевшие успешно интегрироваться в профессиональную среду по специальности, это оказалось еще и важным социально-экономическим вызовом. «Яндекс», наоборот, предпочел не реформировать, а влиться в существующую цепочку заказа, однако и ему избежать давления среды не удалось, хотя заключается оно в критике конкуренции за работу не среди коренного населения разных поколений, а с выходцами из стран ближнего зарубежья. На российском рынке дочерняя структура IT-гиганта существенно обгоняет Gett, а с недавних пор сталкиваются компании уже и в Израиле. Еще в 2018 г. «Яндекс» запустил в ближневосточной стране сервис такси Yango, при раскрутке которого была сделана ставка на развитие программ лояльности для клиентов. Ближневосточная версия «Яндекса» рассчитывала, что сможет повысить спрос на свои услуги за счет туристов из России. Впрочем, Yango в Израиле все же не смог составить действительно серьезную конкуренцию Gett. Основная причина — одна из привычных нам схем расчета стоимости поездки в виде заранее определенной фиксированной ставки, которая складывается из различных показателей, включая трафик и погодные условия. Законодательство ближневосточной страны такую систему ценообразования не включает, а потому Yango стала фигурантом нескольких расследований, инициированных Министерством транспорта. Суровые российские «вэйзеры» На стыке транспорта и социальных сетей находится израильское навигационное приложение для смартфонов Waze. Начало ему было положено в 2006 г., а основная идея заключалась в создании при помощи пользователей карты Израиля со свободным доступом и постоянным обновлением. В 2008 г. аппликация получила свое теперешнее название, которым обязана тем, что более подходящее имя Ways к тому моменту было уже зарегистрировано, а его владелец просил слишком большую сумму за уступку. Таким образом, бренд в своем нэйминге в некоторой степени повторил ICQ, название которой также было построено на созвучии английской фразе I seek you. В актуальной конфигурации приложение предоставляет пользователям навигационные услуги, сопровождая их информацией о трафике, препятствиях, камерах видеофиксации нарушений, а также одновременно собирает данные об автомобилях, включая скорость, для отражения актуальной дорожной ситуации. Дополнительно имеется функция общения с другими «вэйзерами». В 2013 г. Waze была приобретена Google, однако с 2009 г. вплоть до нынешнего года ее бессменным генеральным директором оставался израильтянин Н. Бардин. Любопытно, но именно возможность общения в этой разработке кажется многим пользователям из России особенно привлекательной. Причем, реализуя ее, они выходят за рамки самой аппликации, создавая сообщества в Telegram, Instagram и «ВКонтакте». Среди них есть как региональные и даже городские комьюнити, насчитывающие порой менее 10 человек, так и довольно крупные группы, список участников которых перевалил за несколько сотен. Важно, что интерес к данной опции среди пользователей связан не с повышенной склонностью обсудить одну из двух главных бед, а с желанием вовлечь новых вэйзеров, которые в конечном счете и делают навигацию через приложение более удобной и понятной. Впрочем, по популярности Waze в России все же уступает аналогам, в то время как на своей исторической родине уверенно их обходит. Однако такая ситуация, как выяснилось, особенно после пандемии, привела к тому, что аппликация не упрощает, а усложняет дорожную ситуацию: пользователи, после самоизоляции подзабывшие ранее привычные маршруты, едут строго путем, проложенным Waze, образуя пробки. В России же из-за более узкого круга вэйзеров такого не происходит. Скорее, наоборот: именно израильская разработка помогает обойти дорожные заторы, в том числе образовавшиеся из любителей более распространенных навигаторов. Вместе с тем наши дорожные реалии все же вносят коррективы в работу Waze. Так, анализ коммьюнити, создаваемых пользователями приложения, показывает, что среди них преобладают жители европейской части страны, в то время как за Уралом любители израильской аппликации встречаются лишь в крупных городах, выделяется из которых Тюмень. Связано это с особенностями дорожной сети и наличием отдаленных мелких населенных пунктов, нанесение которых на карту Waze — более трудоемкий процесс. Не кофе единым Сеть кафе, работающих по формуле продажи кофе по фиксированной цене, из которой и складывается аббревиатура названия, появилась в Израиле в 2013 г. Автором идеи стал А. Кац. Для предпринимателя концепция Cofix в некотором смысле оказался квинтэссенцией личного и профессионального опыта. До того он создал в Израиле первую сеть «все за доллар», к необходимости которой его подтолкнул, как ни странно, большой приток русскоязычного населения в 1990-е. Эта группа покупателей отличалась ограниченными финансовыми возможностями, а также, как правило, делала шопинг в пешей доступности от дома, не имея личных авто. В начала 2010-х гг. А. Кац переосмыслил идею, на этот раз не без влияния социальных протестов лета 2011 г., вызванных недовольством израильтян высокой стоимостью жизни в стране. Помимо стоимости товаров, особенностью бизнес-модели Cofix является сегментирование целевой аудитории. Прежде всего сеть кофеен, к которой затем добавились бары и супермаркеты, ориентирована на молодых израильтян, не располагающих значительными финансовыми ресурсами, но при этом и не требующих присутствия в точках продажи большого количества одинаковых товаров и крупной расфасовки, как предпочитают семьи. Соответственно, опора на них долгое время помогала оставлять без изменений заявленный ценовой порог. В дальнейшем по той же схеме Cofix стал пытаться привлечь покупателей-вегетарианцев. Наконец, сугубо израильской разработкой оказались магазины с доступной кошерной продукцией. Расширение ассортимента в сочетании с последствиями пандемии привели к удорожанию многих товаров, однако концепция кофе по доступной фиксированной цене сохраняется. Первый Cofix появился в Москве в 2016 г. и, как первый McDonalds, неподалеку от Кремля. Нынешним летом в России была открыта 200-я кофейня. Впрочем, Cofix Global, контролирующий развитие франшизы за рубежом, считает, что это далеко не предел: целью компании является создание 250–300 точек. В ближневосточной стране появление Cofix было своего рода протестом против завышенных цен в других подобных заведениях, прежде всего Aroma. По сути, даже меняя под воздействием пандемии стоимость товаров, Cofix продолжает стремиться к тому, чтобы сумма среднего чека оставалась ниже, чем у локальных брендов. В России, наоборот, появление Cofix подстегнуло интерес к созданию заведений подобного класса, что повышает конкуренцию между ними. Однако в выстраивании стратегии расширения на рынке в качестве главного ориентира выступают не местные похожие сети, а Starbuсks. «Охота» за инновациями Репутация израильских разработок такова, что многие российские гиганты из разных сфер открыты к сотрудничеству с ними, а в некоторых случаях объявляют охоту за идеями из ближневосточной страны. В качестве примеров можно привести несколько направлений. Первое — банковский сектор. Еще в 2018 г. венчурный фонд SBT Venture Fund II, акционером которого является Сбербанк, принял участие в раунде привлечения инвестиций для израильского стартапа ThetaRay, который предлагает технологию выявления операций по отмыванию денег при помощи искусственного интеллекта. Затем израильская компания была включена в премиальный краудфандинговый продукт Сбербанка. Бизнес-акселератор Sber500, который в текущем году провел первый международный набор, проявил интерес в том числе к поиску израильских инновационных решений в таких областях, как геолокация, медицина, образование, HR, спорт и умный дом. Крупнейшая сеть продовольственных магазинов X5 Group, объединяющая такие бренды, как «Пятерочка», «Карусель», «Перекресток» и ряд сопутствующих сервисов по доставке, объявила о поиске в Израиле стартапов, способных предложить решения для улучшения качества обслуживания, обозначив готовность инвестировать в наиболее перспективные проекты. Реализации задумки, судя по всему, помешала пандемия. Впрочем, не исключено, что совместный проект в этой сфере пополнит копилку российско-израильских достижений к следующему юбилею сотрудничества. Автор: Елизавета Якимова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх